"Габриэль Гарсия Маркес. Хроника предсказанной смерти" - читать интересную книгу

Габриэль Гарсия Маркес

Хроника предсказанной смерти

Добыча и жертва любви - надменность.

Жиль Висенте

В тот день, когда его должны были убить, Сантьяго Назар поднялся в 5.
30 утра, чтобы дождаться парохода, на котором прибывал епископ. Во сне
Сантьяго шел через фиговую рощу под нежной моросью дождя, и на мгновение
ощутил себя счастливым, но, проснувшись, почувствовал себя так, словно с ног
до головы был забрызган птичьим пометом. "Ему вечно снились деревья", -
сказала мне его мать, Пласида Линеро, восстанавливая 27 лет спустя
подробности того злосчастного понедельника. "За неделю до этого ему
приснилось, что он пролетает в одиночестве на самолете из оловянной фольги
между миндальными деревьями", - сказала мне она. Она имела славу умелой
отгадчицы чужих снов, особенно если их успевали рассказать натощак, но не
заметила никаких роковых предзнаменований ни в этих двух видениях своего
сына, ни в других снах про деревья, которые он рассказывал ей по утрам в
дни, предшествовавшие его смерти.
Не разглядел предзнаменования и Сантьяго Назар. Спал он скверно и
недолго, не раздевшись, проснулся с головной болью, с медным осадком на
небе, который воспринял как естественное последствие свадебного гулянья,
затянувшегося за полночь. Однако многие из тех, кого он встретил с той
минуты, как вышел из дому в 6.05, до мгновения, когда его располосовали как
свинью час спустя, вспоминали, что он был немного сонным, но в хорошем
настроении и всем, между прочим, говорил, что день просто прекрасный. Никто
не уверен, что он подразумевал именно погоду. Некоторые сходились в том, что
утро было солнечным, с легким бризом, веявшим с моря сквозь банановые рощи,
каким и следовало быть теплому февральскому дню в те времена. Большинство
соглашалось, что погода была мрачной, с облачным низким небом и воздухом
полным густого запаха дремлющих, готовых пролиться вод; и что в момент,
когда произошло несчастье, сеялся мелкий дождик, похожий на тот, что увидел
Сантьяго Назар в лесу своего сна. Лично я отходил от последствий свадебного
гулянья на апостольских коленах Марии-Алехандрины Сервантес и едва сумел
проснуться от набатного звона колоколов, который принял за дань почтения
епископу.
Сантьяго Назар надел белые льняные штаны и рубаху (оба предмета не были
накрахмалены), в точности такие же, как те, что надевал накануне на свадьбу.
Подобное щегольство было для Сантьяго редкостью. Если бы не приезд епископа,
он надел бы костюм цвета хаки и сапоги для верховой езды, в каких обычно по
понедельникам объезжал Эль Дивино Ростро - асьенду, которую он унаследовал
от отца и которой распоряжался не то что бы бестолково, но без особой
выгоды. За поясом у него был пистолет "Магнум", чьи сплющенные пули, как он
сам говорил, могли разорвать на части коня. В сезон охоты на куропаток он
брал свои излюбленные стрелковые принадлежности: в шкафу у него стояла
винтовка калибра 30. 06Манлихер-Шонауэр, винтовка Нолланд-Магнум,
двадцатидвухмиллиметровый двуствольный Хорнет с телескопическим прицелом и
магазинный винчестер. Он всегда спал, как и его отец, держа под подушкой