"Вся нечисть" - читать интересную книгу (Стайн Роберт Лоуренс)

Роберт Стайн Вся нечисть

1

Был вечер, несколько минут девятого. Я на цыпочках вышел из своей спальни и, затаив дыхание, начал спускаться по лестнице. Оставалось ровно три ступеньки до низа, как меня угораздило споткнуться о кучу белья, приготовленного для стирки, и я полетел вниз. Встав на нижней площадке на четвереньки, я оглянулся. Тихо. По части падения я спец, умудряюсь падать и на ровном месте.

Я живо поднялся и ринулся в коридор к входной двери. «Мама с папой что-нибудь услышали?» Они сидели и смотрели телик. Как обычно, прогноз погоды. Они только этот канал и смотрят, причем часами. Что интересного в этой погоде? До меня донесся голос дикторши, вещающей о потоке холодного воздуха в Новой Шотландии.

Быстро натянув синий пуховик, я выскочил на улицу. Еще пара секунд, и я потрусил по тротуару. Держась в тени и наклонив пониже голову, я бежал по направлению к школе.

Поймите правильно. Не подумайте, что я привык сматываться из дома по ночам. Я к трудным детям, или как их там еще, не отношусь. Напротив, родители все время твердят мне, чтоб я вел себя пораскованней и похрабрее. Авантюрнее, как они говорят.

Я вообще-то не привык выходить из дома, не предупредив своих предков. Но сегодня особый вечер. Сегодня у меня специальная миссия. М-е-с-т-ь – вот как она называется.

На углу я поскользнулся, и мне пришлось ухватиться за фонарный столб, чтоб не грохнуться. Почти весь снег, выпавший за неделю, растаял, но на тротуаре было много раскатанных ледяных плешин.

Молнию куртки я не застегивал. Ветер дул сзади и прижимал куртку к спине. Я бежал по улице мимо небольших домиков. Было холодно и сыро. Должно быть, снова пойдет снег.

Да бог с ней, с погодой! У Рикки Бимера – так меня зовут – сегодня на уме кое-что поважнее. Сегодня вечером я должен выполнить нечто вроде шпионского задания. А потом совершить диверсию.

Еще через несколько минут я был уже на школьной спортплощадке. «Хардингская средняя школа» – так написано рядом с голым флагштоком. Вернее, было написано, пока какой-то шутник не удосужился пройтись по надписи спреем и закрасить первые буквы. Так что теперь читается: «Ардинская редняя кола».

В Хардинге школой гордятся. Ученики и правда любят ее. Она новая, и все в ней по-настоящему современное и чистое.

Я тоже люблю свою школу… если б только ребята так не донимали меня. Перестань они изводить меня и звать Рикки Крысяк и Рикки-Брики Ку-ку, я бы жил себе и радовался.

Вы скажете, я сгущаю краски. Может быть, вы и правы. Только все почему-то считают меня последней занудой и потешаются при всяком удобном случае.

Я посмотрел на школьное здание. Начальные классы у нас на одном конце, средняя школа – на другом. Я учусь в шестом, так что мой класс прямо в центре.

Прожектор освещал голый флагшток над главным входом. В большинстве окон света уже не было, только окна восьмого класса ярко светились. Туда-то я и держал путь.

Мимо медленно проехала машина. Свет от ее фар пробежал по фасаду. Я нырнул за вечнозеленый куст. Сейчас мне только этого не хватало – чтоб меня заметили.

Я нырнул за куст так поспешно, что, конечно, споткнулся, и комья мокрого снега посыпались мне на голову. Я мотнул головой, чтобы сбросить снег со своих волнистых черных волос.

Когда машина проехала, я осторожно подкрался к окну. Кругом тихо, только кроссовки издавали приглушенный чмокающий звук. Я глянул вниз, – конечно, я умудрился вляпаться в самую грязищу. Только сейчас мне было не до грязи. Я прижался носом к стеклу. Отчего там свет? Это убирается ночная уборщица? Или Таша Макклейн работает так поздно?

Таша Макклейн… От одного упоминания ее имени у меня начинается зубная боль.

Так и есть. Таша сидит за столом у стены. Она стучит по клавишам двумя пальцами, так что дым идет. Рыжие пряди закрыли ей лицо. Рядом стоит мисс Ричардз, советник редакции школьной газеты. Одну руку она положила на спинку стула. Мисс Ричардз очень молоденькая и симпатичная. Длинные светлые волосы у нее собраны на затылке в конский хвост. В просторном свитере и выцветших джинсах она больше похожа на ученицу, чем на учительницу. Мисс Ричардз неплохо отнеслась ко мне в сентябре, когда я заявил о желании работать в редакции газеты. Правда, потом она явно меня не терпела. Это, я думаю, Таша постаралась. Таша учится в восьмом классе и от этого страшно задирает нос. Шестиклашки в Хардинге – так, мелкота какая-то. Я не выдумываю. Нас просто в упор не видят старшие. Будто мы – прах ничтожный, если не хуже.

Я знал, что Таша и мисс Ричардз должны сегодня торчать в школе допоздна. Потому что завтра вторник, а по вторникам «Хардинг Гералд», наша школьная газета, выходит в свет.

Мисс Ричардз наклонилась к Таше и показала ей что-то на мониторе. Я поднапрягся, чтобы разглядеть, что там на экране. А там был заголовок и фотография под ним.

Таша верстала первую страницу «Гералда». Закончив с первой страницей, она перепишет ее на дискету. Мисс Ричардз возьмет дискету и в учительской на лазерном принтере распечатает двести экземпляров.

Вдруг мисс Ричардз повернулась к окну. Я так и повалился на землю.

Увидела или нет? Подождав немного, я поднялся. Таша снова колотила по клавишам. Каждые несколько секунд она останавливалась и «мышью» перемещала что-то на экране. Мисс Ричардз тем временем вышла из класса.

Меня немного знобило. Порыв ветра проник под капюшон. Я стряхнул с головы не весь снег – по шее стекали ледяные струйки. Где-то вдалеке выла собака. «Ну хватит, – мысленно поторапливал я Ташу, – поднимайся. Выйди же из класса, чтоб я мог беспрепятственно сыграть с тобой злую шутку».

По улице за моей спиной с шумом проехала еще одна машина. Я буквально прилип к стене, пытаясь стать невидимым.

Когда я снова заглянул в окно, в классе никого не было. «Ура!» – шепотом воскликнул я, сердце у меня забилось. Обеими руками я ухватился за оконную раму, пытаясь поднять ее, чтобы прошмыгнуть в класс. Надо было торопиться. Таша, наверное, вышла в коридор, к автомату с соками. В моем распоряжении всего несколько секунд: совершить задуманное – и по-быстрому смотаться. Я поднатужился, налег на раму. Окно не поддавалось. Я уж испугался, что оно закрыто намертво. Однако с четвертой попытки оно поддалось. Я толкнул его вверх изо всех сил, и оно открылось ровно настолько, чтобы я мог пролезть.

На линолеуме четко выступали следы моих мокрых кроссовок. Грязная дорожка начиналась от окна, только мне было наплевать.

Я быстро подбежал к компьютеру. Трясущимися руками взял «мышь» и двинул курсор в самый низ сверстанной страницы. Было слышно, как Таша и мисс Ричардз разговаривали в коридоре. Я лихорадочно изучал макет страницы. Затем, хихикая про себя, напечатал несколько слов мелким-мелким курсивом:

«Всей Нечисти! Всей Нечисти! Если ты настоящая Нечисть, звони Таше по тел. 555-6709 после полуночи».

Вы спросите, зачем мне понадобилось печатать такое объявление на передней странице школьной газеты? С какой стати я залез в школу ночью с риском быть пойманным? И почему мне так хотелось отомстить Таше?

Ну, видите ли… это долгая история…