"Солёный заяц" - читать интересную книгу (Сомов Кирилл Григорьевич)

Хо-Хэй-Йо-Хо! Хо-Хэй-Йо-Хо! Нас дьявол встречает у входа. Пиратская жизнь коротка... Бочонок ямайского рома... Хлебни — будет тверже рука!

Глава вторая Ночная атака

Должно быть, вам интересно узнать, почему я не говорю ни слова о маме? Мне трудно об этом говорить... Она умерла в тот день, когда родился младший из братьев, Робби. Пять лет назад. Мне тогда было всего семь, но я ее очень хорошо помню и вспоминаю до сих пор. Иногда, по ночам, подкрадывается тяжелая черная мысль: лучше бы он не рождался... Но тогда я что было силы трясу головой, чтобы эта подлая мысль поскорее выбежала прочь. Я ведь люблю своих братишек, очень люблю...

* * *

...За десять дней плавания корабль стал моим вторым домом. Я облазил все самые потаенные закоулки, перезнакомился со всей командой, помогал коку на камбузе...


И вот однажды вечером, к исходу двенадцатого дня пути, когда мы ужинали, капитан сказал, словно между прочим:

— Ну вот, господа. Если сохранится попутный ветер и на нас не осерчает бог морей Посейдон, послезавтра мы подойдем к порту Сент-Джонс на острове Антигуа. Выгрузим товары и отправимся к месту назначения, на остров Сент-Киттс. Где я и буду иметь честь поздравить вас со вступлением в должность губернатора.

У меня сразу упало настроение. Всего два дня! Хотя... Если честно, мне было интересно увидеть остров и свой новый дом.

Отец поднялся и предложил капитану распить с ним бутылочку бренди, которую он вез от самой Англии. Капитан, естественно, согласился.

— Конни, друг мой, будь любезен, принеси из каюты бутылку. Она в моем саквояже, ты знаешь...

Я вскочил и выбежал за дверь.

В каюте я быстренько разыскал бутылку и бросился обратно. Не хотелось ничего упускать из разговора взрослых, вдруг расскажут что-нибудь любопытное.

На палубе уже стемнело — вечера в экваториальных широтах практически не бывает, сразу падает черная как смоль ночь. Я залюбовался огромными пушистыми звездами.


И вдруг...

Раздался сильный удар грома. Я вновь удивленно взглянул на небо — ни облачка, ни тучки. Откуда же взяться грому? Но тут же понял, откуда...

На фоне огромной восходящей луны к нам стремительно приближался темный силуэт незнакомого фрегата. Или галеона. Я все еще путался в названиях кораблей.

Силуэт увеличивался в размерах. Вот у него на борту сверкнул огонек и вновь послышался раскат грома. Да он же стреляет по нам!.. Ядро с плеском упало в воду чуть в стороне от левого борта.

А на палубе уже началась беготня. Засуетились матросы, громко отдавал команды капитан. Боцман пинками подгонял замешкавшихся. Попало под горячую руку и мне. Проходя мимо, он развернул меня лицом к каютам и стукнул по шее:

— Бегом вниз, прячься!

Ага, сейчас! Такое происходит, а я буду, словно испуганный котенок, прятаться под шконкой?! Я сделал вид, что иду к каютам, а сам затаился у борта, среди ящиков с парусиной.

Страха не было. Должно быть, я просто не понимал, насколько все серьезно.


С фрегата снова раздался выстрел — преследователи настойчиво требовали, чтобы наш бриг лег в дрейф. Но капитан оказался не из робкого десятка. Он приказал поднять еще паруса, надеясь уйти от погони.

Бесполезно... Ядра летят намного быстрее даже самого попутного ветра...

Четвертый выстрел угодил прямо в борт. Я услыхал громкий свист, над головой что-то затрещало. И не успел я моргнуть глазом, как оказался за бортом. Наверное, был выброшен взрывной волной...

Я сильно ударился плечом и боком о воду и сразу ушел вниз. Забарахтался, что было сил. Через секунду в легкие ворвался воздух и я закричал.

Что происходило в тот момент на палубе, мне рассказали лишь много дней спустя...

* * *

Капитан чертыхнулся сквозь зубы:

— Они что там, спятили?! С каких пор корсары начали нападать на суда Королевского Флота?! Приняли нас за испанцев? Эй, боцман, осветить флаг!

В темноте все флаги были одного цвета — черные.

Матрос схватил факел и бросился на ванты. Добрался до флагштока и поднес огонь к полотнищу.

— Осторожней, черт, гляди не сожги! — крикнул капитан.

Он оказался прав. Едва на фрегате разглядели британский крест, как стрельба прекратилась. И фрегат начал величаво разворачиваться. У капитана отлегло от сердца.

— Право руля! — скомандовал он.

Корабли начали расходиться.

* * *

Я увидел, как оба корабля стали удаляться от меня и похолодел.

— Эй!!! А как же я!!! Я здесь!! Спасите!!

Я орал так, что было слышно в Букингемском дворце.

Но на кораблях никто ничего не слышал.

Волна захлестнула меня с головой и я ушел под воду. Я захлебнулся, забил руками и ногами. Вновь вынырнул. Мысли разбежались, хотелось лишь одного — жить...

Но сил уже не оставалось. Я глотнул воды, раз, другой...

И почувствовал, как чья-то сильная рука схватила меня за шиворот, подняла над водой и втолкнула в шлюпку. Ничего не соображая, я стукнулся о деревянный настил.

Вода горьким комом встала у меня в желудке. Я с трудом приподнялся — стало полегче. И я наконец разглядел моих спасителей.